int031 | Ilia Belorukov & Jon Heilbron | Studio & Rotonda


Ilia Belorukov & Jon Heilbron
Studio & Rotonda

(16:50) / (06:15) / (18:50) / (07:10)
(43:00)

int031
2 CD's, digisleeve / Edition of 200
21 October 2019

 
Заказать диск / Order CD
Intonema's Bandcamp

Совсем недавно вышел сольный альбом Pieces for Chord Organs австралийца Джона Хеилброна , записанный во время резиденции в Санкт-Петербурге в августе 2018-го года. В то же время он плодотворно поработал с Ильёй Белоруковым, результатом чего и стал этот новый, двойной релиз, что случается на Intonema впервые! 

Первый диск с говорящим названием Studio – это записи, сделанные без участия зрителей, в камерных условиях. Тишина и статичные звуки лежат в основе этих сессий, во время которых Илья и Джон деликатно и скрупулёзно слушают друг друга, то погружаясь в молчание, то разрезая слышимое пространство при помощи саксофона, рабочего барабана, органов Bontempi и игрушечной мелодики.

Название второго диска, Rotonda, даст постоянным слушателям релизов Intonema правильное направление мысли: это продолжение серии записей, сделанных в ротонде Библиотеки им. Маяковского. Необычная акустика бывшей голландской церкви играет роль "третьего" участника коллектива. Тишина здесь не является такой уж неслышимой, когда звуки, доносящиеся с улицы, случайные шорохи и движения публики, вплетаются в общую канву, создаваемую музыкантами.

Recently we released the solo album Pieces for Chord Organs by Australian musician Jon Heilbron, which was recorded during an artist residency in St. Petersburg in August 2018. While there, he performed and recorded alongside Ilia Belorukov, resulting in this new double release.

The first disc (aptly named Studio) consist of private recordings, in which silence and static sounds are punctuated by saxophone, snare drum, Bontempi organs, and toy harmonica.

The name of the second disc, Rotonda, will not be surprise to regular Intonema listeners: this is a continuation of a series of recordings made in the Rotunda of the Mayakovsky Library. The unusual acoustics of the former Dutch church acts as a "third" member of the collective. Sounds coming from the street, random rustlings, and movements of the public are woven into a general outline forged by the musicians.


Ilia Belorukov: alto saxophone, snare drum, drum synthesizer, vibrating speaker, objects
Jon Heilbron: bontempi chord organs, bells, toy harmonica, tuning fork

Рецензии / Reviews:
"В самом начале этого года на наших электронных страницах была опубликована рецензия на альбом австралийского музыканта Джона Хейльброна Pieces for Chord Organs, записанный в Петербурге летом 2018 года и изданный петербургским же лейблом Intonema Records. О самом музыканте там рассказывалось довольно подробно, поэтому сейчас повторяться я не буду, а только напомню упоминавшийся в том тексте факт: Джон провел тогда в российской северной столице почти три недели. Появление нового текста, который вы сейчас просматриваете, свидетельствует о том, что записью Pieces for Chord Organs играющий на портативных органах Вontempi австралиец тогда не ограничился.

В тот август в Петербурге Хейльброн еще и весьма плотно посотрудничал с шефом Intonema Records, известным российским музыкантом-экспериментатором Ильей Белоруковым. Результат этого сотрудничества – новый двойной альбом Джона и Ильи под названием Studio & Rotonda. Тут нет каких-то двойных смыслов, все предельно конкретно: первый диск, Studio, объединил две студийные записи музыкантов, сделанные с интервалом в несколько дней, а второй, Rotonda, - «вклинившуюся» по дате между ними концертную запись в ротонде Библиотеки им. Маяковского.

Четыре композиции (от шести до почти девятнадцати минут звучания каждая) первого диска и сорокатрехминутная «живая» сессия весьма органично дополняют друг друга. Альт-саксофон, органы Вontempi, барабан, детская гармоника и разнообразные объекты вступают здесь в сложные взаимоотношения друг с другом и с тишиной. Я бы сказал даже, что именно тишина является основой этого альбома, а различимые нами, повисающие в ней звуки, лишь разрезают эту основу, которая тут же смыкается за ними. Динамика и какое-то развитие практически отсутствуют. Звук и тишина здесь самоценны и равноценны, и лишь характер звука, его тембр и продолжительность варьируются. Странная мысль посетила меня при прослушивании этой работы. Понятия не имею, как Илья и Джон относятся к дзен-буддизму, но Studio & Rotonda показались мне некоей иллюстрацией к знаменитейшему дзенскому коану о хлопке одной падони. Помните: там ни музыка гейш, ни звук капающей воды и ничто иное не были правильным ответом на вопрос учителя, что же такое звук хлопка одной ладони. Только тишина, она же - беззвучный звук, стала верным решением. Мне кажется, полтора часа, которые вы проведете вместе с Ильей и Джоном, слушая Studio & Rotonda, сродни медитации в поисках ответа на старую дзенскую загадку."

(Леонид Аускерн, Джаз-квадрат)
 
"Here we have two (well, three) discs of some pretty radical music. First, there is a double CD by Ilia Belorukov (alto saxophone, snare drum, objects) and Jon Heilbron (Bontempi chord organs, bells, toy harmonica and tuning fork). One disc has four studio recordings and the other has a forty-three-minute live recording. Curiously Heilbron plays the same instruments in concert, but Belorukiv (being in his home-town) plays alto saxophone, drum synthesizer, vibrating speaker and objects. The radical approach here is one of extreme silence at various times, for a considerable amount of time, followed by blocks that are quite loud, yet never noise. Also curious, so I thought, was the silence when it comes to the use of the Bontempi, an instrument that uses a motor and has no external output, so you always hear the fan (well, at least the few versions I have seen over the years). In the longest studio piece, close to nineteen minutes, the two take the most radical  approach. More than half of this piece is near silence. When there is something to hear it is small drones, except for the last few minutes when it is quite loud. This is a very intense piece, and perhaps luckily, the other three pieces don't have this approach in such extreme measures. The second and fourth piece (all pieces are untitled), the drones are quite loud, yet very minimal in development. Whereas the first piece has quite some silence, when it becomes louder, it is also pleasantly 'there'. This is minimal and drone-like, but in all the radical approach, it also calls for some concentrated listening. In concert things never get as quiet as in the studio, and they find another approach to their minimalist stances. Maybe it is the different instruments that Belorukov brought to the concert space, as there is a distinct difference in sound here. There is a minimal  development in sound, there is the loud/quiet (as said, never totally quiet) approach, the sustaining of tones, but also some different kind of sound, which I guess is the vibrating speaker and objects. This is an excellent project of these improvisers, with quite a diverse approach all around."
(Frans De Waard, Vital Weekly)